Как избежать самых больших ошибок при налоговой проверке? Ответ на этот вопрос вместе со слушателями Legal High School искал Андрей Чехонадский, руководитель группы претензионно-исковой работы ПАО «Ритейл Групп», адвокат. Он назвал в качестве ключевой ошибки налогоплательщика сам факт допуска служебных лиц контролирующих органов на предприятие, поскольку все другие ошибки представителей субъекта хозяйствования являются производными от этого. Лектор предостерег слушателей Legal High School от распространенного заблуждения, что максимальное содействие проверяющим гарантирует налогоплательщику позитивный результат проверки.

Андрей Чехонадский подчеркнул, что если избежать доступа проверяющих не удалось, важно максимально сузить круг лиц для общения с проверяющими. В идеале это должен быть один человек, на котором замыкается вся коммуникация.

Он указал на противоречивую позицию Верховного Суда относительно необходимости подачи документов в ходе проверки или после ее — в качестве дополнения к возражению на акт проверки. В одном случае Верховный Суд считает, что если документы не поданы в этих двух случаях, то они являются недопустимыми доказательствами при обжаловании решения контролирующего органа. В другом случае ВС считает, что налогоплательщик имеет право на всех стадиях судебного процесса подавать новые доказательства в свою защиту.

Если процесс проверки пускается на самотек и допускается бесконтрольное общение сотрудников с проверяющими, не происходит документирование подачи документов, что дает им основания указывать в акте проверки на отказ в предоставлении документов. Лектор подчеркнул, что хотя сроки подачи документов и продлены до 15 дней, они могут быть пропущены, поскольку фирма может иметь два адреса — фактический и юридический, и не исключена ситуация, когда акт проверки будет направлен на тот адрес (юридический), которым фирма не пользуется. При этом аргумент о неполучении акта, как правило, не принимается судом.

Лектор изложил перечень документов, на основании которых могут быть сделаны выводы о нарушении предприятием налогового законодательства, в их числе — экспертное заключение, предусмотренное Налоговым кодексом. При этом, как подчеркнул спикер, инициатором проведения экспертизы могут быть как контролирующий орган, так и сам налогоплательщик.

По словам лектора, налогоплательщики не спешат привлекать в случае проверки грамотного юриста в качестве коммуникатора с проверяющими, тем более что проверяющие часто сами стараются дискредитировать юриста в глазах руководства предприятия, понимая, что он способен профессионально противостоять не совсем законным методам проведения проверки.

Налоговый кодекс прямо указывает, что налогоплательщик обязан предоставить документы, даже если нет письменного требования проверяющих. Однако предоставлять заверенные копии документов нужно только в случае, если они подтверждают нарушение, а знать это до того, как будет составлен акт проверки, невозможно.

Лектор советует слушателям Legal High School в случае настойчивых просьб проверяющих о предоставлении доступа к электронным базам данных предприятия помнить о статье 16 Налогового кодекса Украины, в которой перечислены все 13 обязанностей налогоплательщика в отношении контролирующих органов. Среди этих обязанностей указана обязанность допускать должностных лиц контролирующего органа при проведении ими проверок к обследованию помещений, территорий, но ни к базам данных предприятия. Поэтому обязать налогоплательщика к таким действиям никто не может, однако зачастую сами представители предприятия стараются предоставить доступ, надеясь, что это позитивно скажется на результатах проверки.

Андрей Чехонадский проанализировал судебную практику решения споров по обжалованию результатов проверок и привел примеры аргументов, которые помогают налогоплательщику отстоять свою правоту.

Рубрики: Новости