О том, какие права имеет арбитражный управляющий по управлению имуществом должника — физического лица и какие действия он проводит по установлению и розыску активов, слушателям Legal High School в рамках модуля «Имущество физического лица — должника» рассказал юридический советник Центра коммерческого права Игорь Николаев.

По словам лектора, с каждой вехой реформы системы банкротства мы получаем новые институты банкротства. И если первый профильный закон содержал преимущественно инструменты для ликвидации банкрота, то уже вторая редакция закона пополнилась институтами санации и арбитражных управляющих. В дальнейшем закон о банкротстве в действующей редакции пополнился такими институтами, как продажа имущества должника на аукционе и трансграничное банкротство. В свою очередь Кодекс по процедурам банкротства дополнен двумя дополнительными блоками, а именно: самоуправление арбитражных управляющих и банкротство физических лиц.

«Можно отметить, что отдельные элементы банкротства физических лиц в украинской правовой системе мы уже наблюдали на примере банкротства физических лиц — предпринимателей. Но предложенная законодателем процедура банкротства физических лиц существенно отличается от банкротства ФЛП», — отметил Игорь Николаев.

В частности, если к банкротству ФЛП применяются практически те же инструменты, что и к банкротству юридических лиц, то предложенные инструменты банкротства физических лиц в проекте Кодекса по процедурам банкротства предусматривают совсем новые подходы. Если же корпоративное банкротство преимущественно преследует экономические цели, то банкротство физических лиц — это социальный инструмент, который государство предоставляет гражданам для возможности выйти из состояния финансовой несостоятельности.

Важным аспектом лектор назвал то, что инициировать процедуру банкротства физического лица может лишь само физическое лицо. «Это те лица, которые являются добросовестными должниками, которые хотели бы в силу своих возможностей рассчитаться с долгами, но через из-за институтов, которые существуют в Украине сейчас, они не могут погасить долг или его реструктуризировать», — подчеркнул Игорь Николаев.

Что касается выявления имущества банкрота, то, по словам лектора, это и для процедуры принудительного исполнения в исполнительном производстве, и для процедуры банкротства является отправной точкой.

В этой части никоим образом не будет отличаться банкротство физического лица от банкротства юридического лица, за исключением того, что в случае банкротства физического лица основным предохранителем становится тот факт, что воспользоваться этой процедурой смогут лишь те должники, которые раскрыли все сведения о своем имущественном состоянии и имущественном состоянии связанных с ним лиц.

В то же время, по словам Игоря Николаева, Кодекс по процедурам банкротства содержит коллизию, поскольку для обращения с заявлением о банкротстве одним из доказательств неплатежеспособности может быть постановление государственного или частного исполнителя об отсутствии имущества у должника. «С одной стороны, должник должен уведомить обо всем его имуществе, а с другой — государственный или частный исполнитель должен констатировать факт отсутствия у должника имущества. Но в этом случае речь идет об отсутствии у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание в исполнительном производстве», — подчеркнул лектор.

Говоря о возможности продажи имущества должника, лектор обратил внимание, что арбитражный управляющий наделен такими же полномочиями, как и при банкротстве юридического лица. При этом управляющий должен выделить имущество, которое не может быть продано. Таким имуществом, к примеру, могут быть семейные ценности или домашние животные.

Рубрики: Новости